Главная » Статьи » Интервью
08 Марта 2021
Баскетболистка Елена Левченко - о спортивной карьере, гражданской позиции и пережитом на Окрестина

Спортсменка рассказала о спортивной карьере и своей гражданской позиции.

"Я помню, что я приходила на тренировки, мне тренер говорил "будем работать над кидком". Ну будем, так будем… И он брал швабру и говорил: давай, выноси руку…", - поделилась воспоминаниями о работе в Литве белорусская баскетболистка Елена Левченко. В интервью  она рассказала о профессиональной спортивной карьере, работе в Литве, о гражданской позиции и о том, что пришлось пережить на "Окрестина".

 

— В январе 2021 года вы подписали контракт с ведущим греческим баскетбольным клубом "Панатинаикос". Как вас занесло в Грецию?

— Я была в Греции в прошлом году. Я приезжала сюда на реабилитационные процедуры. И очень хорошо знакома с тренером, с которым играла в Ливане в 2019 году. И именно там я получила травму, у меня была операция на колене, после которой надолго затянулся процесс восстановления, практически два года. Сейчас я здесь, тренер тоже здесь, клуб помогал мне раньше. И так как клиника находится здесь, плюс после всех событий, произошедших со мной в Минске в сентябре-октябре, мне все равно надо было сюда приезжать. И так получилось, что я хотела вернуться сюда и играть, и теперь я здесь.

— Вы упомянули про травму, и вы проходите сейчас реабилитацию. Я так понимаю, что реабилитация связана не только с травмой, но в том числе с какими-то психологическими моментами, связанными с историей в Беларуси в связи с вашим административным арестом.

— Конечно, это не проходит бесследно. Я думаю, что не только я, но много белорусов ищут помощи – именно не физического восстановления, а морального психологического, поэтому это тоже присутствует. Помимо моих травм с коленом, в тюрьме, на фоне стресса проявились другие проблемы, старые болячки, и я еще заболела коронавирусной инфекцией. В тех тюремных условиях, в которых я содержалась, после сна на балках у меня начал болеть шейный позвонок, спина, коленные суставы. К сожалению, пришлось восстанавливаться после старых травм. Сейчас здесь есть возможность все это сделать.

— По прогнозам ваших лечащих врачей, по вашему самоощущению, когда примерно можно увидеть Елену Левченко на беговой площадке?

— Я в принципе готова. Но, конечно не на все свои 100 процентов. Когда пропускаешь два года, темп игры со временем должен прийти. К сожалению, Греция на строгом карантине с конца октября, когда я сюда приехала. Игры прекратились где-то 1 ноября. Уже четыре месяца нет сезона. Я начала с командой тренироваться с января, последние два месяца тренируюсь, иногда больше, иногда – меньше. Сезон должен открываться в это воскресенье, 7 марта. Я в принципе готова к его началу и очень жду первой игры.

— Мы тоже ждем и надеемся, что это у вас получится. Много где вам удалось поиграть за свою карьеру. В частности, вы играли и в женской национальной баскетбольной ассоциации (Women's National Basketball Association (WNBA)). Расскажите, чем игра в баскетбол отличается там от баскетбола в Европе?

— Женская НБА – это лучшие в мире игроки. Это считается сильнейшей, самой престижной лигой в мире, и туда хотят попасть все. Это очень быстрый американский баскетбол, моментами жесткий. Если даже посмотреть на игроков, - все на крутейшем физическом уровне. Я думаю, что в Америке, в колледжах, это присутствует меньше в университетских играх. Это присутствует в играх один на один, возможность показать какие-то свои индивидуальные качества. Европейский баскетбол - именно такой фундаментальный командный баскетбол.

— Вам лично, где больше понравилось играть – в Европе или в Америке?

— Когда я закончила с университетом и начала играть в женском НБА, - первая моя команда была “Тео”. И, конечно же, я была рада, что это рядом с домом. Но такое было для меня тяжелое время, потому что перестраиваться с одного баскетбола на другой, когда ты в той системе пробыл долго, продолжительное время, конечно, у меня ничего не получалось, ну не шло. И потом, чем больше я начала в Европе и ездила много, я научилась адаптироваться. Я понимала, что здесь более жесткий, более бегучий баскетбол, быстрее темп, игроки немножко другого уровня. Здесь он чуть мягче. Хотя европейский баскетбол мне нравится в плане физической игры. Я научилась адаптироваться, поэтому у меня нет такого, чтобы сказать "это я люблю больше, это – меньше". Это баскетбол. Наверно, опыт пришел.

— У вас могла бы быть еще одна регалия. В 2010 году, как раз, когда вы играли в НБА вы очень были близки к тому, чтобы взять этот титул, но, к сожалению, не получилось. Досадно вам до сих пор из-за того момента или нет?

— Да. Если брать истории финала женского НБА, то именно этот финал был настолько напряженным, потому что мы проиграли три очка, два очка и одно очко. Таких финалов в женском НБА не было. Все три игры. И, конечно же, даже сам факт того, что я стала чемпионкой конференции, сам факт того, что поиграла в женском НБА, для меня уже было достижением. Ну не хватило нам немножко, команде Сиэтла. И в том году они выиграли чемпионство…

Лорен Джексон – феноменальный игрок – одна из лучших, среди которых мне довелось вообще поиграть…. Мы были более молодой командой, новой. А эта команда, которая уже играет не первый сезон. Это опыт, опыт, наверно, им помог.

— Елена, в вашей карьере было, если можно так сказать, и немного экзотики. Не один сезон вы отыграли в китайском баскетболе. Как вы туда попали, почему решили остаться там на несколько сезонов и чем китайский баскетбол отличается от НБА и от Европы?

— В китайский баскетбол я попала… даже не помню год. Отыграла там шесть сезонов – достаточно долгое время. Первый год я поехала на север Китая, и это было прямо на границе с Северной Кореей. Прямо вот если смотрели переход из Китая в Северную Корею по мосту, вот мы были буквально там, моя гостиница была около этого моста. И, конечно, мне было очень-очень тяжело. Это совершенно другая культура, другие люди, совершенно другой менталитет. Там я начала играть очень хорошо, у меня все получалось, и - я сломала палец на руке, и мне пришлось уехать. Но я себе сказала: я больше не вернусь в Китай, это простор невыносимо, эти трехчасовые тренировки, эти переезды.

Ты можешь отыграть игру 40 минут, а на следующий день может быть тренировка, утром три часа, вечером три часа. Менталитет там другой, китайцы считают, что больше ты работаешь, это значит лучше - такой советский менталитет. Это для меня было очень сложно. Огромные нагрузки - плюс игры, плюс тренировки. Они не понимают, что нужно отдыхать. Я сказала, что я не вернусь и останусь в Европе.

Прошел год, я отыграла в Европе, я не помню уже где, и потом мне опять поступило предложение из Китая. И я, конечно, опять очень долго думала. Но это финансово очень хорошее предложение, плюс сезон не восемь месяцев, а три-четыре. И я подумала: ну а вдруг во второй раз будет по-другому…. Это было уже не на севере Китая, а часть, которая ближе к югу…. И я приехала. И все как-то пошло, и мне стало нравиться.

Понимаете, когда ты играешь в Китае, ты – единственная иностранка, и ты просто играешь в баскетбол, нет каких-то психологических игр, ты просто играешь, испытываешь кайф от игры.

Чем отличается китайский баскетбол? Во-первых, китаянки славятся тем, что они очень хорошо бросают в очко. Я нигде в мире, где я играла, не видела такого качества попадания, именно техники, ты оставляешь человека открытым - и 80 процентов вероятности, что она попадет в очко. Очень много активности - бега.

Мне было немножко тяжело с судейством. Это не уровень американский и европейский. Конечно, было, где-то тяжело…. Ты одна иностранка, тебя пытаются убрать.

Но вообще – как китайцы отдаются этому виду спорта и как он развивается – это на сегодняшний день в китайской премьер-лиге 18 или 19 команд. Когда я начинала играть, их было 12. То есть вы понимаете уровень, и туда вкладывают деньги. У них великолепные залы, великолепные арены – нужно отдать им в этом должное.

— Один из этапов вашей карьеры связан, в том числе, и с литовским баскетболом. Вы уже упомянули, что выступали в команде "Тео" с 2006 по 2008 год это было. Какие воспоминания у вас от того периода игры?

— Во-первых, я очень я очень люблю Вильнюс. Я жила тогда на проспекте Гедиминаса. Я знала, куда еду, Литва – это такая баскетбольная страна. Понятно, что больше предлагают мужской баскетбол, чем о женский. Но женская сборная литовская все время была очень сильная. Ну, и конечно, мне было тяжело, т.к. я приехала после университета, после первого года женского НБА, и у меня не все получалось. У нас были нюансы. Был тренер Паулаускас тогда. И, конечно, мы контактировали, у меня не все получалось, были моменты разные… Я помню, что я приходила на тренировки, мне тренер говорил "будем работать над кидком". Ну будем, так будем… И он брал швабру и говорил: давай, выноси руку….

Конечно, литовская школа баскетбола очень сильная. И это баскетбольная страна. С баскетбольной историей… Сходить на игру "Летувос Ритас" – "Жальгирис" – это, конечно, мощно.

— Ну да, это, наверно, как в российском футболе "Спартак"-"Зенит"… А еще такой вопрос: в женском баскетболе сейчас есть определенный спад. В отличие от мужской сборной. На ваш взгляд, с чем это может быть связано, если вдруг вы следите?

— Скажу честно…. Исходя из того, что происходит в моей стране, все мое внимание и поддержка сконцентрированы сейчас на Беларуси…и на моем восстановлении в баскетболе. Не буду врать: как раньше, не слежу сейчас за событиями в баскетбольном мире. Физически и психологически мне тяжело, потому что очень переживаю за то, что происходит в моей стране сейчас. Поэтому спорт немножечко отошел на второе место…

Если говорить о женском литовском баскетболе, то я знаю, что команда не пробилась в Чемпионат Европы, это, конечно, очень больно. Но что я могу сказать, так это то, что переживает литовская сборная, - такой период Беларуси еще предстоит пережить. Потому что ушли те игроки, с которыми я играла. Осталось буквально пару человек. Это новые молодые девочки, которых нужно тренировать. Пройдет какой-то период, и, возможно, сборная будет на том же уровне.

Я слежу за сборными Франции, Испании. У них все время переход к молодежи происходит как-то плавно. Поверьте, то, что переживает сейчас литовская сборная, белорусской сборной предстоит еще пережить. И, возможно, мы говорим о десяти годах, когда мы увидим еще белорусскую сборную на каком-нибудь уровне, хотя сегодня она занимает 12 или 11 место в мире.

Важно, чтобы команда пополнялась молодежью перспективной, которая наступает на пятки. Мне было 15 лет, - и я была в национальной сборной. Та же Настя Веренюк, которая попала тоже в молодом возрасте в команду. Но сейчас нет тех, кто наступает на пятки, нет молодежи. Поэтому я думаю, что в литовской сборной это сейчас нормальный процесс. У вас есть очень перспективная молодая девочка, ей, по-моему, 15 лет, она играет сейчас во Франции. За ней я точно слежу… вокруг нее нужно выстраивать литовскую сборную, она будет лидером, и возможно заиграет в женской НБА. Поэтому перспективы у литовской сборной есть. И на сегодняшний день мне кажется, что их больше, чем у белорусской.

— Мы с вами поговорили о разных этапах вашей карьеры. Какой из них вы сами оцениваете как самый успешный или, может, таковой еще не наступил, на ваш взгляд?

— Я настолько благодарна Богу…. Когда я закончила университет, у меня было на тот момент уже четыре операции на коленях. Многие ставили на мне крест. Наверно, моя трудоспособность, мое упорство, любовь к баскетболу сыграли роль… Появилась возможность поиграть в стольких клубах, выиграть столько титулов… Меня недавно попросили написать про титулы, и я начала вспоминать, и тогда я подумала – ого.

Наверно, у каждого игрока есть мечта попасть на Олимпиаду. Когда мы отобрались на Олимпиаду, вот мы победили Бразилию, - попали в Пекин.

Когда мы обыграли команду Чехии в 2007 году и на Чемпионате Европы завоевали бронзовую медаль, – это было положено начало эпохи белорусского баскетбола.

Вспоминается, конечно, Чемпионат мира 2010 года, когда, к сожалению, мы проиграли чешкам. Но на этом ЧМ мы обыграли Россию, для нас это было первый раз за всю историю…

— И давайте про Беларусь еще поговорим. Задолго до всех событий, связанных с президентскими выборами 2020 года, до вашего ареста и суток на Окрестина, вы говорили, что являетесь аполитичной. Почему в какой-то момент вы решили все-таки высказать все, что думаете о происходящем в стране?

— Как это у нас сейчас говорится, мы не знали друг друга до этого лета. Многие из нас были аполитичны, потому что думали, что ничего мы изменить не можем, все будет, как есть. В какой-то момент все проснулись.

Так получилось, что лето-2020 я провела в Беларуси. Я рада, что не уехала в США, что были коронавирусные ограничения. Все сложилось так, как сложилось, потому что я увидела беспредел. Я была не согласна с тем, что происходит с обычными людьми. Я - спортсменка своей страны, но прежде всего - я гражданка своей страны, и я - человек, я - личность, - и для меня это приоритет.

Я просто не могла молчать, видя происходящее, присутствуя там лично. Это не потому, что я посмотрела какой-то телеграмм-канал или youtube-канал. Я видела все своими глазами, прожила, прочувствовала. После тюрьмы моя позиция еще более укрепилась. Я еще больше поняла, что я на правильном пути. Я просто не могла молчать, как и многие спортсмены, с которыми мы объединились в Свободное объединение спортсменов ( SOS-by - https://sos-by.team/).

И как я часто говорю в своих интервью, наступило время, когда мы становимся болельщиками для своего народа.

— Если говорить о тюрьме. Вы достаточно медийная личность, вам это как-то помогало? Узнавали ли вас сотрудники изолятора, где вы отбывали сутки ареста, и было ли с их стороны какое-то трепетное отношение или к вам относились так же, как к другим?

— Трепетное в кавычках. Когда у нас забрали матрасы, и мы 13 суток проспали без матрасов. Я думаю, что из-за того, что я находилась там, камеру, в которой я сидела, сделали пыточной. Тяжело проспать на балках 13 суток. Там отключили воду, не водили в душ 15 суток и так далее… Не то что специальных поблажек, наоборот… Чтобы испугать, запугать, чтобы ты молчал, чтобы ты не ходил на марши, полностью поменял мнение, тебе не хотелось выражать его. Это была вот такая задача.

Конечно, были охранники…. Мы очень часто просились на прогулку, потому что за 15 дней на прогулке мы были только пять раз. Мы все время просились, ну выведите, хотя бы на полчаса…

Один раз после прогулки, – а перед тем, как зайти в камеру, нужно было положить руки на стенку, – охранник ко мне подошел и спросил: Левченко, ты что куришь? Я говорю "нет". А он: "А чего тогда на прогулку так часто просишься?". То есть такой менталитет.

Было такое, когда обход и тебя обсматривают утром, после завтрака, и такие вопросы как издевки… Когда тебя осматривают, нужно снять тапки и показать, что у тебя ничего нет на подошве. И один раз я сняла, нас тогда женщина осматривала, и она спросила "это какой размер?". Понятно, что никто не ожидает, что тюрьма - это пятизвездочный отель, но именно там, на Окрестина, нет человеческого обращения. Вы, наверно, слышали, что сейчас, те, кто там бывает, говорят, что очень холодно в камерах, что спят в куртках, что политзаключенным не разрешено давать матрасы и постельное белье. Поэтому, когда вы меня спрашиваете о спорте… я слежу, что происходит в моей стране. Я ежедневно читаю новости, мне пишет огромное количество людей, я стараюсь отвечать, а это, конечно, затраты энергии и времени. К сожалению…

Я надеюсь, что мы придем к нашей свободной Беларуси, и у меня появится больше времени вернуться к спорту.

— Действительно, это печальный опыт, который не хотелось бы никому пожелать пройти. Вы сказали о Свободном объединении спортсменов SOS-by, которое объединило тех, кто, как и вы, выразили свою позицию. Но есть и другие спортсмены, печально прославившиеся своими противоположными высказываниями. И тут я сразу же вспоминаю нашего соотечественника. Он футболист, был вратарем, он давно не играет – это литовец Симас Скиндерис, он тоже давал тут интервью и говорил такое, от чего порой за голову хотелось хвататься. Что бы вы таким спортсменам ответили?

— Когда люди приезжают из другой страны и позволяют себе так выражаться, не зная, что происходит… Некоторые спортсмены забывают, что деньги, которые они получают, — это деньги налогоплательщиков. Тех же самых людей, которых избивают, которых заключают в тюрьмы, которые до сих пор там сидят. И незнание и непонимание…

Мне не понравилось, что он сказал, что-то вроде "русоколхозный менталитет". Это оскорбление. Мы, спортсмены, не воспринимаем таких людей. Это некорректно, неправильно. Думаю, что такие люди не имеют право работать и жить в нашей стране.

Если ты не знаешь, что происходит, то лучше молчи. Если ты взялся высказать свое мнение, то, пожалуйста, узнай, что происходит. Но позволять себе выражаться в сторону белорусов, что у нас какой-то колхозный менталитет, и позволено нас бить и убивать, - вы меня извините, но это неправильно.

— И в заключение вопрос. Вы сейчас не выступаете за сборную Беларуси. Означает ли то, что вы поставили точку или вы еще выступите в национальной сборной, когда над трибуной будут бело-красно-белые флаги?

— Наверно, вы немного не в курсе. Я не заканчивала игру за национальную сборную. Меня уволили. Без предупреждения. Это было еще осенью в 2019 году. Я не смогла после операции после травмы поехать на Чемпионат Европы, и меня просто убрали. А когда меня арестовали, моя федерация, можно сказать родная федерация, даже не поддержала меня морально психологически, ни слова поддержки. Для меня, конечно, странно все, что там происходит сегодня. То есть даже не странно, я когда-нибудь все это расскажу. Но я не уходила из сборной, не заканчивала выступления за сборную. Меня просто оттуда убрали по каким-то причинам. Может, кто-то думал, что я целюсь на чьи-то места. Никогда об том не говорила, всегда хотела развивать женский баскетбол у нас в Беларуси. Но, как говорится, все тайное всегда становится явным.

— Я делаю вывод, что у нас есть шанс увидеть вас в национальной сборной свободной Беларуси.

 

Видео интервью:

 

Источник: delfi

Источник: не указан | Просмотров: 80 | Добавил: DiE
Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar
Используются технологии uCoz